Фригидность

          Фригидная женщина не испытывает эротических ощущений или сексуальных удовольствий. Она не проявляет физиологических признаков возбуждения (во время возбуждения или полового акта у нее отсутствует либрикация). Речь прежде всего идет об отсутствии влечения. Ее сознательное отношение к сексу изменчиво. Различаются следующие реакции:
-         оргазм не наступает, хотя коитус сопровождается приятными физиологическими переживаниями;
-         половой акт безразличен и не вызывает возбуждения и приятных ощущений;
-         половой  акт  неприятен,  вызывает  отвращение,  тягостное эмоциональное состояние.
          Третий вариант, относящийся к абсолютной фригидности (5% женщин по случайной выборке), не столь часто распространен, и возникает вследствие торможения сексуальных функций психологическими факторами. В первом случае форма обусловлена запаздыванием психосексуального развития и может носить временный характер – здесь большую роль играют индивидуальные особенности темперамента и условия развития девушки. Второй вариант является проявлением одного из симптомов основного заболевания, например переутомления, алкоголизации, а также психических заболеваний. Два последних случая представляют собой ситуационную, или частичную фригидность и составляют большую часть женских сексуальных расстройств (до 30% женщин).
          Рассмотрим психоаналитическое понимание развития фригидности. Наиболее полно и убедительно данной проблемой занималась К.Хорни. Она пришла к заключению, что фригидность, независимо от ее органической или психологической обусловленности, по своей сути является своеобразным запретом на проявление сексуальности и обычно сочетается с нарушением других функций женского организма. Здесь можно назвать функциональные нарушения менструального цикла, отношение к материнству, выкидыши, плохое самочувствие во время беременности, неудовлетворительный уход за ребенком. Всегда присутствуют дисгармония и ущербность отношений с мужчинами, вне зависимости, как они проявляются.
          Рассмотрим основные причины формирования фригидности.
         
1. Влияние комплекса маскулинности как отказа от женской роли. На уровне глубинной психологии наблюдается не отказ от секса вообще, а скорее неприятие в нем именно своей, специфически женской роли. Здесь основной причиной выступает более или менее сильное желание собственной маскулинности или фантазии о ней – уже рассмотренный в предыдущей главе комплекс маскулинности. В зависимости от степени зависти к мужчине, это желание может выражаться в открытом возмущении, направленном против мужчин, или в затаенной горечи из-за их привилегий, с характерной установкой: победить или любым способом ослабить противника психологически в ежедневной борьбе.
         
2. Амбивалентное отношение к мужчинам. Этот пункт несколько конкретизирует вариации предыдущего в плане враждебного или подозрительного отношения к мужчинам. К. Хорни писала, что рассматривая случаи пациенток психоаналитически, можно получить не только впечатление, «что фригидность - прямое выражение скрытой враждебности, но и очень точно проследить, как фригидность началась (когда на глубокой стадии анализа вскрывается источник внутреннего отвращения к мужчинам), и увидеть, как она прекращается, когда эти конфликты преодолены». Обычно антогонизм к мужчине становится усвоенным в раннем детстве – фактором здесь является глубокое разочарование в силу тех или иных причин к объекту их нежной привязанности – как правило, к отцу или брату.

          3. Фантазии о внутреннем повреждении. Другая причина фригидности, связанной с комплексом маскулинности, заключается в том, что, по наблюдениям К.Хорни, в своих снах и фантазиях пациентки верили, что некое воздействие изуродовало и травмировало их. В результате этих фантазий женские гениталии осознаются как больной, ущербный орган. Фантастическая идея травмированности позднее находит новое подтверждение в менструациях, несмотря на знание и понимание того, почему они наступают. Такие фантазии помимо собственно фригидности, нередко ведут к нарушениям менструального цикла, к болям во время сексуального контакта (диспареуния) и к гинекологическим расстройствам.

          4. Влияние травматического опыта в процессе раннего психосексуального развития. Фригидность является ответом на блокировку нормального психосексуального развития, особенно важен период, когда складываются первые объектные отношения в семье (от трех до пяти лет). Речь идет о тех случаях, когда дорога к специфически женской роли оказалась перекрыта барьером бессознательного чувства вины или тревоги. Вариаций здесь очень много, можно выделить такие, как предпочтение родителями брата девочки, ранние сексуальные впечатления – половой акт между родителями, страх наказания за мастурбацию, атмосфера табу на сексуальность в семье. Фригидность здесь можно разблокировать, освободив феминные ощущения и переживания, вопрос только, какие и какой силы сопротивления придется преодолеть для этого.
Так как фригидность связана с бессознательными фантазиями, повлиявшими на блокировку женской роли на определенных этапах психосексуального развития и быть реакцией на определенные психотравмирующие факторы, то она обычно не является устойчивой или постоянной формой реагирования. Она может пройти при определенных, большей частью неосознаваемых самой женщиной условиях. Например, некоторым женщинам в качестве такого условия необходимо, чтобы секс был окружен атмосферой запретности, другим нужно страдание и даже немного насилия, третьим - полное отсутствие эмоциональной вовлеченности. Таким образом, само проявление относительной фригидности дает психоаналитику инструмент для вскрытия причин расстройства и донесения его до сознания женщины.

          5. Семейные констелляции. Как пример условия формирования фригидности может быть уже упомянутая семейная констелляция: садистическая и кастрирующая мать и добрый и уязвимый отец. Девочка не занимает места матери возле отца, не идентифицируется с матерью, остается ребенком и не становится женщиной, предлагая в дальнейшем мужчинам лишь нежность и дружбу.

          6. Ранняя гетеросексуальная связь. Другой вариант, описанный Д.Пайнс– раннее вступление девочки-подростка в гетеросексуальную связь. Здесь она использует свое тело для того, чтобы вновь пережить первичный контакт матери и младенца через возможное рождение ребенка. Тогда ей нравится прелюдия, но при собственно половом акте она оказывается фригидной, поскольку целью стоит попытка установить объектные отношения, которые компенсировали бы им отсутствие ранней интернализации приносящих взаимное удовлетворение отношений мать-младенец. Эта попытка обречены на неудачу, так как физическое проникновение или эмоциональное влечение к сексуальному партнеру реактивируют у девушки первичные страхи - перед поглощением или перед уничтожением собственного Я, которые первоначально возбуждали у нее отношения мать-младенец. Она неспособна воспринимать своих сексуальных партнеров или другие объекты как реальных людей с эмоциональными потребностями, так как все, чего она ищет - это возврат к инфантильному всемогуществу младенца.

          7. Влияние особенностей женского и мужского эротизма. Кроме факторов фантазий и развития, существует и ряд культуральных факторов развития фригидности. Главный из них заключается в различии между женским и мужским эротизмом. Мужчины склонны делить отношения на «секс» и «романтику». У женщин же эмоциональность, как правило, гораздо более тесно и однородно слита с сексуальностью, она не может отдаться полностью, если не любит или не любима. Постоянное же столкновение же что с первым, что со вторым типом отношений может отозваться фригидностью .

          8. Комплекс «мертвой» матери (концепция А. Грина). На влиянии этого фактора остановимся чуть подробнее, так как он относится к современным психоаналитическим концепциям и представляет собой феномен, детально до А.Грина не исследованного, меж тем, ситуация, приводящая к его формированию, является достаточно распространенной в  современной жизни.
          Комплекс возникает не из-за реальной потери матери, на первом плане здесь находится грусть матери и уменьшение ее интереса к ребенку. Этиология может быть разнообразной – это и потеря любимого объекта, инвестированного матерью (особое значение А.Грин придает выкидышу матери, поскольку такое значение материнской депрессии ускользает от ребенка), и депрессия разочарования, нанесшего ей нарциссическую рану.
          То есть, ребенок чувствовал себя любимым, и «трансформация психической жизни ребенка в момент резкой дезинвестиции его матерью при ее внезапном горе переживается им как катастрофа». Мать просто исчезла – происходит утрата ее либидинозного значения и это становится основой неудач в последующей жизни. Ребенок пытается справиться с материнской депрессией тем, что становится оживленным, беспокойным, страдает бессонницей, но все равно ничего не получает – тогда происходит неосознанная идентификация с дезинвестированной матерью – и эта мертвая мать живет теперь у него внутри. Комплекс мертвой матери искажает Эдип, так как развивается нарциссическая патология. В возникающей преждевременной триангуляции «присутствуют ребенок, мать и неизвестный объект материнского горя. Неизвестный объект горя и отец тогда сгущаются, формируя у ребенка ранний эдипов копмлекс». Эдипального отношения к отцу не складывается.
          В дальнейшем часто развивается злоба на мать, но это вторичное образование, являющееся защитным от сильной женской гомосексуальности. Агрессия же развивается против отца, который является фантазийным виновником – выходами обычно служат аутоэротизм и желание оживить свою внутреннюю мертвую мать.
          Как же все это отражается на сексуальности и способности любить? Это можно проследить в переносе в ходе психоаналитического процесса. Такие пациентки дают хорошую фантазматическую активность, но в ходе переноса защитная сексуализация, до сих пор бывшая в ходу, спадает, и она обнаруживает, что «ее сексуальная жизнь уменьшается или исчезает, сводясь практически к нулю. По ее мнению, речь не идет ни о торможении, ни о потере сексуального аппетита: вот просто больше никто ей не желателен, а если кто-то случайно и покажется желанным – то тогда он вас не желает».
          Такие женщины останавливаются в своей способности любить, и, находясь под владычеством своей мертвой матери, стремятся только к автономии. Они могут выходить замуж и рожать детей, но повторение и реактивация конфликтов приводит к тому, что супружеская жизнь сопровождается серьезными нарушениями в области любви и сексуальности. Сексуальность «зависит от более или менее позднего проявления комплекса мертвой матери. Она может быть относительно сохранной, но лишь до некоторой степени».

          9. Нераспознанная или отрицаемая гомосексуальность или перверсность.  В предыдущих главах немало было сказано о нарушениях женской идентичности.
          В самой природе человека заложена бисексуальность. Фрейд считал бисексуальность психологической структурой и говорил об универсальности бисексуальных желаний в детстве. Действительно, по словам Дж. МакДугалл, «поскольку большинство детей имеют двух родителей, следует ожидать, что ребенок к ним обоим почувствует либидинозную привязанность, из которой и возникает желание достичь любви каждого родителя, направленной исключительно на него. Фактически каждый ребенок хочет обладать таинственными половыми органами и воображаемой властью и матери и отца, и женщины, и мужчины. Необходимость смириться со своей судьбой быть однополым наносит одну из самых жестоких нарциссических ран детства». И девочка не станет мужчиной, не будет обладать сексуально матерью и не родит с ней детей, и не получит ребенка от отца. Неуспех в исполнении первичных гомосексуальных желаний связывается с чувствами нарциссической травмы, агрессии и зависти. На взрослую гомосексуальную ориентацию, помимо универсальных инфантильных гомосексуальных фантазий влияют бесчисленные составляющие, но первичная предрасположенность присутствует всегда.
          Фрейд различал гомосексуальные и гетеросексуальные формы отклоняющейся сексуальности и рассматривал первые как инверсию, а вторые (куда относил фетишизм, эксгибиционизм, садомазохизм), как перверсию. Несмотря на существующие структурные и динамические составляющие этих типов сексуальной организаций, эдипальные структуры у них сходные и оба типа отклоняются от исходной сексуальной цели. Дж. МакДугалл называет такие варианты эдипальных отношений, как чрезмерная близость с матерью (зачастую с инцестуозным подтекстом), отец, воспринимаемый как ничтожество, или не допускаемый к своей символической роли в эдипальной констелляции, совращение отцом, когда мать выступает в роли соучастницы, материнское пренебрежение и многое другое.
          Соотнести вышесказанное с вопросом о сексуальных расстройствах можно следующим образом. Эротические действия и выбор объекта происходит у женщины эго-синтонно. Если же из-за мнения семьи, общественных норм, религиозных принципов она не может принять свою гомосексуальность из-за чувств вины и стыда, то она предпочитает быть «латентно» гетеросексуальной, оставаясь при этом фригидной, и тем не менее отвергая сексуальные отношения, которые могли бы принести ей удовольствие.
          Сходным образом, и при перверсной сексуальной организации, только исполнение зачастую завуалированных фетишистских, эксгибиционистских, садомазохистических сценариев позволяет женщине сохранять гетеросексуальные отношения и испытывать сексуальное удовлетворение. В этом случае мы имеем дело с относительной фригидностью, так как без выполнения этих самых разнообразных и индивидуальных сценариев сексуальный контакт невозможен или неприятен.

          Надо сказать, что вышесказанное не исчерпывает возможные варианты формирования фригидности, но основные бессознательные фантазии и распространенные факторы влияния развития определены. Из важных факторов можно было бы назвать еще инцест и сексуальное насилие, но их последствия не стоит рассматривать только в контексте сексуальных нарушений в силу их крайне тяжелого влияния на развитие личности в целом.
          Надо еще заметить, что в каждом индивидуальном случае фригидности роль внутренних и внешних факторов различна, и  по своей природе, она является результатом их взаимоотягощающего воздействия. Тщательное индивидуальное изучение способа взаимодействия этих факторов дает более реальное понимание причин распространенности и возможности ее коррекции.

          К. Хорни первой из психоаналитиков серьезно занималась женскими сексуальными расстройствами. Проследим ее клинический материал на ряде коротких случаев.
         

          Фригидность. «Пациентка соблазнила младшего брата, когда ей было одиннадцать лет. Несколько лет спустя брат умер от гриппа. Эта смерть вызвала у нее сильнейшее чувство вины. Спустя тридцать лет, придя на прием к аналитику, она все еще была уверена, что послужила причиной смерти брата. Она была убеждена, что следствием соблазна стало то, что брат начал мастурбировать и от этого умер. Эта вина заставляла ее ненавидеть свою роль женщины. Она хотела быть мужчиной, довольно демонстративно завидовала мужчинам и одновременно унижала их, когда только могла; ее полные злобы сновидения и фантазии были преимущественно о кастрации; она была абсолютно фригидна».

          Относительная фригидность. «Пациентка X. на сознательном уровне относилась ко мне любовно, хотя к ее чувству всегда примешивался страх. Но в тот период анализа, когда ее старая инфантильная ненависть к матери стала выходить на поверхность, она дрожала от страха в приемной и эмоционально предчувствовала во мне нечто вроде безжалостного злого духа. Совершенно очевидно, что в этой ситуации она переносила свой старый страх перед матерью на меня. Один особый инцидент позволил нам глубже понять, какую важную роль этот страх перед налагающей запреты матерью играл в развитии фригидности пациентки. В тот период анализа, когда ее установки на сексуальные запреты уже немного ослабли, мне пришлось уехать на две недели. После моего возвращения пациентка рассказала мне, что как-то вечером она была с друзьями и немного выпила, не больше чем обычно, но вот не помнит, что было потом. По словам же ее друга, она была очень возбуждена, попросила его о близости, при этом испытала полноценный оргазм (до того она была полностью фригидна) и кричала торжествующим голосом: „У меня каникулы от Хорни!" Меня - запрещающей матери из фантазии, не было, и она смогла без страха чувствовать себя полноценной женщиной». Похожий сценарий К. Хорни наблюдала в связи со страхом в отношении старшей сестры.

         

Я.Ю. Телегин

Решаемые проблемы Как это происходит
>